17:35 

ЗФБ-2017, Норман/Боб, Виктория и другие Дарквенджеры, миди

Менестрель с морозником
если б я был султан - я б имел всех жен
Продолжение мидика в комментариях. И да, половина так и неотбечена, так, что если найдете какие-то опечатки, смело можете написать.
Этот фик в свое время забрал у меня все силы.





Название: Виктория — значит победа
Автор: Менестрель с морозником
Бета: Godric
Размер: миди, 9229 слов
Пейринг/Персонажи: Виктория Хэнд, Норман Озборн/Роберт Рейнольдс, вся команда Темных Мстителей, Мрак и special guest star - Оуэн Риз.
Категория: джен, слэш и капелька фэмслэша
Жанр: юмор, ангст, щепотка экшна.
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Виктория видит проблему босса, и она ее решает, вопреки его запрету.
Примечание/Предупреждения:Таймлайн Дарк Рейн перекручен так, как захотел автор, но Линда в бошку Боба не стреляла. Обсценная лексика присут
ствует.
Для голосования: #. WTF Dark Avengers 2017 - "Виктория — значит победа"


2 августа


— Каждый чертов день я спрашиваю себя, какое сборище даунов мне надо поднять на ноги до уровня нормальных героев, — орал Озборн, ходя по стороне стола, где блестели лысины Лестера с Веномом, как новехонькие монеты. — Вы просрали все: избили копов, упустили малолеток. Какого хрена, я вас, имбецилов, спрашиваю, вы пошли против инструкции?
— Мистер Озборн, — с холодной заботливостью напомнила Виктория, видя, как мечется Норман с багровым лицом, — Прошу, успокойтесь, вы сейчас дойдете до рукоприкладства.
— Да мне плевать! — Норман схватил изрисованную бумажку около Гаргана и стал ее комкать в шар. — Ну-ка признавайтесь, чьей гениальной идеей было снять блокирующие магию пояса и не отчитаться мне об этом?!
— Норман, это к Аресу, — с вызовом сказала Софен, — он не распознал магов.
— Ах к Аресу? — Норман бешено улыбнулся. — Это очень удобно, обожаемая моя Мисс Марвел, особенно, когда его нет за столом, — он швырнул шар в Карлу, и та его испепелила. — Ты где была, сука?! Ты капитан команды, когда меня нет на месте. Какого ляда ты улетела?
— Хватит на меня орать! — завелась Софен. — Я отступила, чтоб не подставиться. Или я должна была истерить от глюков, как остальные?!
— А о команде ты не забыла?! — орал Озборн, забирая лист у Лестера для следующего комка ненависти. — Ты вытанцовывала передо мной за то, чтоб быть главной. А как до дела доходит, так кишка тонка?!
Виктория уже десять минут терпела номер «Ненавижу все, что вижу», который Озборн устроил прямо в зале Мстителей, сказав отключить камеры и выгнав всех посторонних. Хэнд он милостиво разрешил остаться, наверно, чтоб она была свидетелем воспитательной работы. Или же чтоб она его сама осаждала, когда он станет невменяем. «Озборну нужно было идти в актеры», — думала Виктория, видя всю гамму эмоций беснующегося босса. Ей было противно смотреть на то, как Норман бесится из-за того, что не вышло словить незаконную команду «Юные Мстители».
— Сэр, оскорбляя Мстителей, вы не решите проблему, — смело заявила она. — От главы полиции пришло предложение замять ситуацию с полицией.
— Виктория! — рявкнул на нее Озборн, но запнулся на пару мгновений и продолжил уже сиплым голосом. — Какое предложение?
— Он хочет, чтоб Человек-Паук пришел на день рождения его сына. Лично его поздравил и показал крутые супергеройские трюки.
Хэнд постаралась держать лицо серьезным, чтоб весь абсурд ситуации сошел на нет. Дакен заржал первым и получил новым бумажным шаром прямиком по ирокезу. Озборн отошел к своему месту, чтоб промочить горло стаканом воды.
— На счастье, репортеров там не было, — добавила Виктория. — Рапорта не будет, пострадавшие не вспомнят о побоях, и никто ничего не узнает.
— Спасибо, мисс Хэнд, вы нам очень помогли.
Озборн злорадно посмотрел на Гаргана, выбрав его козлом отпущения, и тот поежился.
— Человек-Паук, ты поздравишь маленького…
— Шона, — подсказала Виктория.
— Маленького Шона с его днем рождения. Один день побудешь клоуном, раз не можешь справиться с подростками, — выплюнул Норман, садясь за стол.
Лестер ткнул стрелой Гаргана в бок, так что тот испуганно взвизгнул. Карла отвернулась от стола, скрестив руки на груди, зато Акихиро ржал, но уже прикрываясь листиком от Нормана. Виктория свободно выдохнула и набрала на планшете себе новое напоминание: «Составить список психотерапевтов для Озборна».

3 августа


— Типа, Гарган, ты хочешь сказать, что весь фан с мутантсткими мразями отменяется? — выступал Лестер, чавкая Маргаритой. — С чего Норман очканул?
— С того, что нашего кэпа безумия нет, — сказал Человек-паук и запихнул в свой рот сложенный в несколько слоев треугольник пиццы.
— Хреново быть Норми: поехавший Бобик не в настроении — ты нифига не можешь.
Виктория слушала Мстителей вполуха и захватила фиолетовую соломинку слабоалкогольного куба-либра губами. За окном было еще прилично светло для десяти вечера. Она бы сейчас поехала домой, приняла горячую ванную с новой морской солью, но Озборн сказал остаться для разговора, конечно же, после того, как он сделает пару заявлений для прессы и побудет наедине с собой в мастерской. Он прикрылся тем, что не закончил одно свое исследование, но Хэнд понимала, что Норман просто не хотел показывать, насколько он раздосадован тем, что у него не получилось прижать мутантов. Виктория просматривала свои задачи на планшете и, когда поняла, что делает это просто для того, чтоб убить время, то отложила прибор в сторону.
— Черт, знаешь, че меня в этом всем бесит? — причмокнул Лестер, беря жирными пальцами бутылку пива. — Что хохлатый жопошник развлекался, как хотел. Норми ему с барского плеча костюм на машинке настрочил и в команду королевы буферов пропихнул. А нам зажлобил.
— Фан, костюмы или телок?
— Все.
Гарган промычал неразборчиво, чавкая дальше. Карла в открытую дрыхла на диване, уместившись в уголке, потому что большую его часть занял Арес с топором, вдумчиво смотревший «Во все тяжкие» по телику. Хэнд постучала ногтями по столешнице, пытаясь сосредоточиться на поведении Озборна за последние дни. Несомненно, Норман потерял козырь, что перечеркнуло его основной проект этих дней – «Разобраться со Скоттом Саммерсом и его мутантами». Эмма Фрост взмахнула своим черным меховым плащом и укатила на Утопию — остров, который люди икс почитали своим прибежищем. Озборн мог играть в шпиона и «глубоко закапывать трупы», как он сам выразился, но Виктория чувствовала его накопленную злость, которую он вот-вот должен выплеснуть. Такие наблюдения дались Хэнд после двух недель сотрудничества. Она стала привыкать к боссу и к своей подопечной шайке экстравагантных личностей. «Гарган может быть прав, — Виктория сделала затяжной глоток. — Часовой не посещает собрания, на миссии не вылетает, за Норманом тенью не ходит, дома не появляется. Уход в себя? Протест? Озборн перегнул палку?» Хэнд окинула взглядом гостиную, где расслаблялись Мстители: чипсы валялись на полу, в стеклянной миске на диване вперемешку лежали попкорн и окурки, Лестер с Гарганом сидели на полу и ели пиццу из коробки. «Свободные люди!» — с ноткой зависти подумала Хэнд и допила свой коктейль, решившись пойти к Озборну. Он мог увлечься и вспомнить о ней только утром, так что не мешало бы напомнить о разговоре, а потом поехать домой.
— Командующий Озборн?
Виктория стояла перед закрытыми дверями мастерской и изучала новую на ней область. Привычное занятие, потому что Норман не сразу откликался из своей берлоги.
— Что вам надо, Виктория? — ворчливо отозвался Озборн.
— Сэр, вы сказали, что я вам нужна после вашего небольшого отдыха от прессы, — настойчиво сказала Хэнд, нетерпеливо поглядывая на часы.
— Так я передумал, разве вы не слышали? — фыркнул Норман за дверью.
— Когда? – Виктория приподняла бровь.
— Когда мы с вами попрощались у лифта, перед моим выступлением.
— Сэр, вы этого не говорили.
— Виктория, вы понимаете намеки, или нет? — разозлился Норман — Оставьте меня в покое. Мы обсудим всё завтра.
«Козел». Хэнд попрощалась и поехала к своей долгожданной ванне. «У Озборна за эти дни настроение скачет, как ненормальное. Он с легкостью идет вразнос и даже не замечает этого. То ли еще будет».

4 августа


— Сэр, вы можете рассказать, что происходит?
Норман поставил чашку кофе обратно на поднос. Сегодня они с Викторией обсуждали бюджет М.О.Л.О.Т.а, и после перерыва на кофе их ждал разговор о ситуации в медиа.
— С Мстителями?
— Нет, с вами, — Хэнд долила себе кофе. — Вы слишком бурно на все реагируете.
Озборн нахмурился, отчего морщины на его лице стали глубже. Он смотрел в точку над головой Виктории и то ли делал вид, что не услышал вопроса, то ли придумывал ответ, но отозвался не сразу.
— Это настолько заметно? — удивленно спросил он и добавил: — Вы правы, Виктория. Меня не покидает чувство, что у меня что-то выскальзывает из рук.
— Мне показалось, что это не «что-то», а «кто-то».
Озборн откинулся на кресло и сложил пальцы в замок. Он испытующе смотрел на Хэнд, будто проверял на прочность или старался залезть ей в голову. Виктория, как ни в чем не бывало, прибрала красную прядь за ухо.
— Виктория, вы снова копаете под меня?
— Нет, — она пригубила кофе. — Я искренне за вас переживаю. От вас зависит слишком многое, чтоб не замечать, как вы страдаете.
— Некоторые вопросы должны оставаться в секрете, мисс Хэнд, — осадил её Озборн, — чтоб утечка пагубно не повлияла на положение дел.
— Сэр, вы выбрали меня не просто так, а для того, чтоб я решала любую проблему. Если вы до сих пор оскорблены, что я собирала на вас информацию, то я повторю еще раз. — Виктория остановилась для глубокого вдоха. — Я хотела быть готовой к тому, чтоб защитить вас от прессы. Я не ваш враг, и мне нет смысла вас топить.
Озборн коснулся переносицы, устало прикрыв глаза. Виктория добавила себе ложку сахара в чашку и монотонно помешивала, чтоб скоротать время, пока Норман решится.
— Я совершенно уверен, что вы не решите эту проблему, Виктория, но, — он хлопнул по подлокотникам, — побудьте моим слушателем.
Хэнд кивнула, внутренне ликуя — лед тронулся, и успокоить Озборна будет намного проще, зная, с какой стороны подступиться. Норман умоляюще посмотрел наверх, ему не хватало театрального вздоха для роли страдающего принца датского.
— У нас с Часовым испортились отношения. Роберт меня избегает, хотя я стараюсь понять, как загладить перед ним свою вину.
— Вы его задели?
Озборн посмотрел на нее с выражением оскорбленной невинности. «Ладно, Норман, ты далек от души компании. Я не сказала ничего ужасного».
— Он просто по-своему понял одну щекотливую ситуацию и решил, что обсуждать в ней нечего, — пафосно сказал Озборн. — Я пытался с ним поговорить сам после нескольких дней, но Роберт меня игнорирует и огорчает отказом лететь на миссии.
Виктория приоткрыла рот, но Норман не дал ей сказать.
— Нет, ни слова, мисс Хэнд, я хочу допить свой кофе и закончить работу над бюджетом, — он взял чашку в руки. — Даже не думайте встревать в наши с Рейнольдсом проблемы.
Хэнд показалось, что Норман сверкнул глазами, но и его жесткого тона хватило, чтоб понять: он не простит ей, если она его ослушается. Однако у Виктории на этот счет были свои планы. «Озборн сведет нас всех с ума и пулей вылетит со своего кресла, если продолжит в том же духе».

***


— Мистер Рейнольдс! — перекрикивала Виктория вой ветра, придерживая свои волосы, — У меня к вам разговор!
Часовой смотрел на нее с высоты хитроумной конструкции своей башни, как не желающий спускаться с дерева кот на свою хозяйку. Виктория сразу решила поговорить с Рейнольдсом по душам на его территории. Часовой или же Роберт Рейнольдс, несмотря на свою параноидальную шизофрению, из всей шайки-лейки Мстителей был единственным приятным человеком. Арес любил крепкие словца и временами вел себя, как грубый мужлан, кем он и был, только в божественных масштабах. Сбежавший Нох Варр тоже не шел в счет — он крии. Оставшаяся четверка — сплошная головная боль. Об Озборне и говорить нечего: им то восхищаешься, то ненавидишь. Роберт ни одного дурного слова не сказал в сторону Виктории, не смотрел на нее с пренебрежением или похотью, всегда здоровался и внимательно ее слушал. И из всех своих «воспитанников» Норман умудрился задеть именно самого приятного. «Не забывай, что он нестабилен, не забывай, что он может разнести все к чертям», — напомнила себе Виктория, смотря, как Часовой спускается на балкон с беспокойством на лице.
— Здравствуйте, Виктория, что-то случилось? — он стал рядом с ней, придерживая плащ, чтоб тот случайно не хлестнул.
— И да, и нет, — Хэнд не стала лукавить. — Вы сейчас хорошо себя чувствуете?
— Если вы про мою психику, то неважно, но не смертельно.
Он снова приобрел серьезность, с которой обычно подходил к выполнениям приказов Озборна в башне. Хэнд слышала в разговорах Мстителей и иногда была свидетелем, как Роберт сомневается и показывает свою слабость, но это не ухудшило её мнение о нем. Часовой был героем гораздо больше, чем любой член Мстителей.
— Мистер Рейнольдс, сразу скажу вам, меня сюда никто не присылал. Я пришла по своей инициативе, — Виктория перекинула волосы на дальнее от ветра плече, чтоб они не лезли в глаза. — Вы не приходите на собрания и не участвуете в миссиях, и я не могу понять, что именно вами движет?
Часовой отвернулся, но это не помогло ему скрыть то, что его глаза засветились. «Так, мне уже искать укрытие?» — Виктория не сдвинулась с места, хотя нервы свернулись в тугой комок.
— Я не могу вам сказать это здесь и сейчас, — с нажимом произнес он. — Я боюсь, что могу вспылить. А я не хочу грубить, и тем более причинять вам вред, мисс Хэнд.
Он снова посмотрел на Викторию, скрывая свои настоящие глаза за светом. Жутковатое чувство, как будто безоружная смотришь на хищное животное в ночи. И все же Хэнд бесстрашно смотрела в эти глаза-прожекторы.
— Если не здесь и сейчас, то хотя бы на днях?
— Это можно, — великодушно согласился он. — На этом все?
— Почти, — Виктория мягко улыбнулась. — Берегите себя, Роберт.
— И вы себя, мисс Хэнд, — оттаял он.
Часовой улетел так быстро, что Виктория и моргнуть не успела. «Постараюсь, Роберт, а ты, пожалуйста, встреться со мной как можно раньше», — с тоской смотрела Виктория на удаляющуюся золотую точку.

5 августа


Виктория смотрела на фантасмагорический мир Оуэна Риза и думала только об одном: «Озборн, ты придурок!». Потому что тот действительно мог схватить Рейнольдса за яйца и вызвать сюда. Но вместо этого Норман, конечно же, решил показать, что сам с этим справится, и полетел на разборки выше уровня современных Мстителей. «Совсем поехал с этим Часовым!» — Хэнд старалась прикрыть руками больше груди и паха, потому что стоять в одном нижнем белье посреди целого городка, напротив огорченного и обиженного жизнью Молекулярного человека не входило в ее фетиши. Виктория не посчитала ниже своего достоинства несколько раз назойливо передать Рейнольдсу по связи, что Мстители сейчас погибнут, если он не прилетит.
— Я хочу побыть один, но все постоянно приходит и приходят. Разве я приглашал вас?
— Нет, не приглашали, Оуэн. Верните Мстителей и жителей Динозавра, — старалась убедить Виктория – Мы просто прилетели понять, что случилось, почему люди здесь исчезают.
— Я вам не верю! Вы хотите меня уничтожить!
Все «друзья» Риза, стоящие рядом с ним, одновременно ему поддакнули. Виктория покачала головой. «Часовой, лучше тебе сейчас сюда прилететь».
— Нет, Оуэн, мы сдаемся, даже если бы мы хотели, то не смогли бы — у нас нет оружия против человека, который управляет молекулами вокруг себя. Но эту землю могут зачистить атомным взрывом, и ни я, ни Озборн не сможем этому помешать, если всё не вернется к тому, что было.
«Она лжет», «Ошкурь ее», «Сейчас они выстрелят, смотри, они навели пушки на тебя», — наперебой зашипели ожившие плоды воображения Риза. Тем не менее, он согласился с доводами Хэнд и призвал костяной трон «темного властелина» с человеческими черепами и ядовитыми змеями. Виктория упала на пол, испытав ужасную боль от смены молекул вокруг: казалось, что рядом взорвалась осколочная граната, и часть осколков полетела в нее. «Жопа, просто жопа», — думала Хэнд, а когда подняла голову, то увидела голый зад Озборна. — «Святой боже, зачем?! Озборн надевает костюм на голое тело?». Только она набрала воздух, чтоб крикнуть Молекулярному человеку о том, что он сделал с Озборном, что тот лежит в отключке, как Викторию откинуло в сторону трона. Удар о ступеньки трона пришелся по ее спине. Виктория снова крикнула от боли и попыталась подняться.
— Вы солгали! — вопил Оуэн из какой-то воронки в земле. — Вы позвали его!
«Часовой прилетел». Хэнд поборола головокружение и саднящую боль в спине, чтоб подползти к Норману. Выглядел он разбитым, жалким и неприлично голым. Зрелище сомнительной привлекательности.
— Норман, приди в себя! Господи, не заставляй меня касаться твоего голого тела.
Виктория закрыла голову руками, прижавшись к земле, когда услышала свист воздуха и душераздирающий мужской вопль. «Худший день на этой должности!». Виктория собралась с силами, схватила Озборна за руку и потащила в укрытие — за внезапно появившуюся статую слона.
— Я не хочу так умирать! — ее голос срывался на крик. — Норман, возьми себя в руки и разберись с этим!
Хэнд взглянула наверх и почувствовала, как у нее по спине течет холодный пот: в черно-желтом светящемся облаке Часового разобрало на части, как экшен-игрушку. «Все плохо. Все очень плохо». Она повернула голову в сторону гелликарриера и увидела боевые самолеты, летящие в сторону Риза.
— Отступить! Полное отступление!
Виктория выругалась, видя, что от связи никакого прока: один из самолетов выпустил ракету. «Гребанный Риз, обрубил все. Сейчас нам придет конец. Что же делать?!». Оуэн опять кричал о том, что его обманули, уничтожая снаряд, а Хэнд заворожено смотрела на то, как в небе собирается золотистое облачко. Из облачка появился Часовой и со всей жестокостью схватил Риза со спины за голову, очевидно, чтоб повторить убийство Морганы ле Фей. Оуэн не дался так просто, и Роберт снова взвыл от боли, превращаясь в детальки.
— Скажите, чтоб отступили, — заплетаясь, сказал Норман.
— О, слава Богу, Вы пришли в себя, - воскликнула Хэнд. — Они не слышат. Часовой здесь.
Озборн округлил глаза и задрал голову, выискивая Роберта. Рейнольдс появился снова и полетом, как золотая стрела, пришпилил Молекулярного человека к земле.
— Боб, — слабо позвал его Норман, смотря с последней надеждой в сторону новой земляной воронки.
Хэнд смотрела туда же и отчаянно пыталась верить в то, что Часовой победил Риза. Из воронки раздавались громкие оскорбления и проклятия, вырывались столпы света, в которых было видно улетающего испуганного Оуэна и разозленного Роберта, возвращающего его обратно. Виктория не хотела представлять, какое безумство происходит там, и какие травмы получали оба героя, если вообще их получали.
— Боб его уделал, — резко сказал Норман, вскочив с земли.
Виктория не стала спорить — окружающий мир внезапно изменился к своему первоначальному виду. Городок с толпой перепуганных людей прямо посреди дороги. Виктория увидела, как один за другим появляются Мстители, покидая свои ловушки: кто магазин, кто жилой дом, кто крышу здания. Хэнд оглянулась на Нормана и тут же фыркнула, отворачиваясь: одежды на нем не появилось. Виктория и сама до сих пор светила своим исподним.
— Я их не вижу, сэр! — сказала она, выискивая хоть какой-то след от Риза или Часового, но ни воронок, ни летающих шизофреников нигде не было.
— Жаль, — Норман поставил руки в бока, также выглядывая Часового. — Роберт должен мне разговор.
«Боже мой, — Виктория краем глаза увидела позу Нормана и отошла от него, — По боссу нудистский пляж плачет». К ним вразвалочку подошли Мстители. Хэнд приготовилась к подколкам и шуткам про секс.
— Ого-ого-ого! — заулюлюкал Лестер — Норми, а ты тут зажигаешь, пока нас нет, — он глумливо усмехнулся. — Вик, ты женщина мечты! Всегда готова, даже на поле боя. Может, нам оставить вас наедине?
— Какие умные мысли от буйной канистры воды, — поддела его деловая Карла, опередив Викторию.
— Спокойствие, леди и джентльмены, — Озборн обрел свое самодовольство и уверенность. — Кто видел Часового?
— Да никто, — жалобно отозвался Гарган, почесывая щеку. — Он испарился.
Виктория случайно оглянулась и заметила завязанный кусок синей ткани на бивне статуи, по оттенку подозрительно напоминающей плащ Часового.
— Виктория, что вы делаете? — осуждающе спросил Озборн.
— Да так, — отозвалась Хэнд, получив трофей в свои руки. — Пытаюсь найти Рейнольдса.
Она развернула ткань, оказавшуюся штанами с двумя застежками-значками Часового на поясе для красоты. Стало быть, они обозначали перед. Потому что кроме этого от них не было никакого толку.
— О, фирменные йога-штаны от кутюрье Рейнольдса! — заржал Лестер, не унимаясь. — Норман, это, кажется, тебе подарок прилетел!
— Заботливо-то как, — умилился Дакен. — Свободные и удобные. Боб просто золото!
Озборн побагровел и выхватил штаны из рук Хэнд. Она бы и так их отдала, потому что смотреть на обнаженные телеса Нормана больше не могла.
— Это вещдок, — оправдался он, волком глянув на подопечных. — Походите, поищите Часового, он мог где-то спрятаться от людей.
Лестер с Дакеном обменялись гиенскими улыбками, Карла же махнула рукой и пошла в сторону закусочной. За ней поплелся и Гарган, то и дело боязливо оглядывающийся по сторонам. «Надо сказать ученым ускорить разработку лекарства», — подумала Виктория, расслабившись до момента, когда заметила, что молчавший все это время Арес пялится на нее голодным взглядом. «Пойду-ка я на борт от греха подальше».

7 августа


Виктория пошла за новой чашкой чая на кухню и замерла, услышав отчетливый стук в стекло. Птицы ночью не имели привычку стучаться, а на барабанящий дождь по козырьку это тоже не было похоже, к тому же он не шел. Когда она обернулась к окну, то увидела мужской силуэт. Первым делом она подумала о том, что нужно спрятаться за столом и вытащить из ящика с вилками кольт анаконду. Мужчина за окном постучался еще раз, а затем засветился легкой аурой. Виктория облегченно вздохнула, признав в незнакомце Часового. «Только почему посреди ночи в мой заслуженный выходной?» — задала она себе этот вопрос, когда подошла и открыла окно, впуская Роберта внутрь. Костюм Часового местами прилип к телу, и волосы были влажными, что намекало на то, что Рейнольдс попал под дождь.
— Я извиняюсь за столь поздний визит, — Роберт бегло улыбнулся — Я не мог оставить утопающих.
— Не волнуйтесь, это ваш долг, я все понимаю. — Виктория кивнула, закрывая окно – Может, чаю? А то вы весь промокли с ног до головы.
Рейнольдс осматривался на кухне с интересом и на вопрос улыбнулся ей снова.
— С удовольствием! — он явно чувствовал скованность в незнакомом доме, раз ни шагу не сделал от окна. – У Вас хорошая кухня, Виктория. Тоже пользуетесь индукционной плитой?
Хэнд мысленно напомнила себе о том, что не стоит видеть в Роберте опасность. По крайней мере, подозрительно смотреть на дружественного супергероя только из-за его улучшенного зрения, это проявление дурного тона.
— Да, когда есть силы что-то готовить, — Виктория указала на стул, — Садитесь, не стесняйтесь, мистер Рейнольдс. Чаю или кофе?
— Давайте перейдем на имена, мне так будет комфортнее, если Вы не против, — свечение его ауры прекратилось, — Можно любой чай, только сахара две ложки.
Хэнд кивнула и занялась завариванием чая, услышав, как отодвигается стул. Хотя все еще не верилось, что вот он, носитель огромной силы, способный уничтожить мир, или, по крайней мере, США, просто так сидит за твоим кухонным столом и ждет своего чая с сахаром. Будто знакомый, пришедший поговорить за жизнь в домашней обстановке.
— Давайте начнем.
Виктория положила на стол две чашки с саусепом и коробку шоколадного печенья — с тех пор как они расстались с Изабель, больше не было причин их печь. Наверно, потому что сама готовка напоминала о том, как они скрашивали себе праздничные вечера. Пусть прошло около четырех лет, но мысли об Изабель до сих пор приносили боль. Роберт сделал пару глотков, снова став серьезным.
— Честно, я не знаю, стоит ли рассказывать вам все, что я собирался. Это может занять много времени.
Виктория бегло посмотрела на руки Рейнольдса — судя по тому, что они спокойно лежали на столе, он не закрывался.
— У меня его много, Роберт, так что начинайте с того, что считаете нужным.
Он нахмурился, побарабанив пальцами о чашку, и уставился напряженным взглядом на Хэнд, будто проверял на честность. Виктория мужественно смотрела в ответ: по долгу службы приходилось работать с разным контингентом. А Мстители Озборна были далеки от пай-мальчиков и девочек, и все время проверяли её на прочность издевками.
— Виктория, дайте мне слово, что вы не записываете этот разговор, и не скажете мистеру Озборну о нем.
— Роберт, даю вам свое слово. Я не ваш враг, и мои намерения касаются улучшения работы команды, — Хэнд говорила спокойно, расслабленно смотря на Рейнольдса, — У меня револьвер в ящике и кухонная техника, ничего записывающего.
Часовой качнул головой и поджал губы. Виктория подула на чай и выпила глоток. «Обжигающе горячий, и как только он пьет его, не остудив?». У Хэнд стало закрадываться чувство, что Часовой сорвется с крючка и снова уйдет от разговора, как тогда, на крыше. «Крайне скрытный тип».
— Мистер Озборн, когда мы в первый раз встретились, сказал, что он мой друг, — начал Роберт, и Хэнд превратилась в слух, — Он стал помогать мне бороться с…психическими особенностями. И я, правда, считаю его своим другом, хотя…он поступил со мной совсем не по-дружески. То есть, если ты хочешь стать близким человеком для другого человека, ты же не будешь специально делать ему больно, ведь так?
Хэнд согласилась. Роберт выдохнул, прежде чем продолжить.
— А он это сделал. Он соврал мне в одном очень важном деле, — Рейнольдс опустил взгляд — Он знал, насколько для меня это важно, но… поступил так, как ему было удобно. Я не хочу его видеть, или выполнять его приказы.
Виктории часть ситуации показалась знакомой. Ведь именно из-за того, что ей было удобнее подать заявку, ушла Изабель. И Хэнд была уверена, что той так просто не дался этот разрыв, пускай она устроила скандал и хлопнула дверью.
— Роберт, я понимаю, этот поступок был неприятным. Но, — она продолжила говорить спокойно — Мистер Озборн печется о безопасности США и хочет сделать нашу страну лучше.
Рейнольдс посмотрел с недоверием, чуть прищурившись. Хэнд держала лицо, и не собиралась поддаваться. В конце-концов Часовой не маленький мальчик, чтоб его уберегать от проблем.
— Вы считаете, что после того, как он меня обманул в моей — Роберт сделал нажим на словах. — личной жизни, то я буду доверять его приказам?
— Я не люблю отвечать вопросом на вопрос, Роберт, но вы с ним говорили об этом? Насколько я знаю, вы избегали любых разговоров.
— Я думал, что мистеру Озборну и так понятно, что он поступил неправильно, — фыркнул Рейнольдс. — Я не вижу смысла что-либо обговаривать, где гарантия, что он не начнет мне снова врать?
— Да, гарантии нет, но в жизни бывают всякие ситуации, — Хэнд сделала короткий глоток теплого чая. — Он мог защитить вас таким образом.
— Нет, он защищал только себя.
— Окей, допустим, что он прикрывался ложью, Роберт, и в этом конфликте виноват только он, но подумайте о своей команде, — она поставила руку ребром на стол, — Вы не отзываетесь на призыв своего капитана, потому что лично с ним в контрах, но от этого страдают остальные. Не будем далеко уходить: вспомните битву с Молекулярным человеком. Конечно, вы прилетели помочь, но в самую критическую ситуацию, и только после того, как я просила вас об этом. Роберт, при всем уважении к вашим заслугам героя, это совсем не командная работа. Члены вашей команду могли погибнуть, потому что вы посчитали, что не можете довериться своему лидеру.
Часовой просто молча опустил взгляд. Возможно, он почувствовал какой-то укол совести, или просто пытался подобрать слова. Хэнд не подгоняла его к ответу, и вытащила одно печенье из коробки. Ветер за окном стал завывать, и Виктория с минуты на минуту ждала барабанящих по стеклу капель дождя.
— Мне кажется, вы преувеличиваете. Когда я прилетел, вам удалось уговорить Молекулярного человека вернуть все, как было.
— Я едва смогла уговорить его оставить нам жизни, — возразила Виктория. — Кроме Мстителей исчез целый город с людьми. Я так понимаю, вам тогда было наплевать и на них?
— Не вешайте на меня всех собак, Виктория, — огрызнулся Часовой — Я стараюсь изо всех сил, чтоб помочь команде и миру, но я физически не могу помочь всем. Мне итак приходится выбирать, кого спасать, а кому дать умереть. И поверьте мне, это совсем не просто.
— Я не прошу вас выбирать, спасти младенца из горящего дома или снять кошку с дерева. Я вам говорю о части ваших обязанностей. Вы согласились быть в команде, а внутри нее все помогают друг другу и в гармоничной, слаженной системе добиваются своей цели. В нашем случае, команда занимается спасением людей от разного рода врагов или катастроф, — Хэнд показала печенье Рейнольдсу – Вот она, цельная и идеальная, но стоит отнять какую-то часть от нее, — Виктория разломала печенье - то все разрушится. И ошибка может стоить жизни.
Она отправила отломанный кусок в рот. Роберт провел рукой по влажным волосам, рассмеявшись, явно не разделяя того, что Виктория пыталась ему объяснить.
— Все эти сравнения, это интересно. Но наша команда это не шоколадное печенье.
— Да, команда Мстителей не подарок, — пожала плечами Хэнд — Каждый со своими маниями, приколами и тараканами в голове. И лидер не исключение, — добавила она шепотом.
Роберт закатил глаза, но потянулся за печеньем. Пошуршав коробкой, он вытащил одно всего с парочкой шоколадных вкраплений.
— От этого неуютно, — прочавкал Рейнольдс — В прошлых Мстителях такого не было.
Виктория побарабанила пальцами по чашке, как вдруг её осенило. «Ну конечно же, Часовой был в двух разных командах Мстителей во главе то с Капитаном, то со Старком. Ему просто сложно влиться в такой особенный коллектив на таблетках».
— Всегда было интересно узнать, каково быть под началом Роджерса или Старка, — пространно сказала она, — Меньше давления?
— Больше доверия, — вздохнул Рейнольдс, — Хотя, мне и там было сложно поначалу. Я не привык работать с кем-то, но Тони и Капитан смогли меня направить. Мне кажется, что у нас получалось все очень неплохо, и я чувствовал, что мы все — команда.
— А сейчас?
— Нууу, — он пожал плечами, поджав губу, — Я не понимаю этих злых подколок и взаимной какой-то, ненависти что ли. Ареса я хоть знаю, и то, что он импульсивный и постоянно рвется в драку, и шуток не понимает, — Роберт захрустел новым куском печенья, — Человек-паук постоянно грызется с Росомахой, и Соколиный глаз тоже. Мисс Марвел их клеет, не стесняясь. Как будто я попал в один из сериалов про школу с трудными подростками.
Виктория сдержала смешок, но не смогла не улыбнуться. Да, за всеми Мстителями нужен глаз да глаз. С ними о спокойствии можно забыть. Чего стоит проверять, принимают ли они препараты, все ли они на месте, и не взбрело ли им в голову жрать людей на улице. Озборну как-то удавалось их держать в узде, он действительно старался, пусть временами этого было недостаточно. Особенно сейчас, когда его подкосил бойкот Часового.
— Рим не сразу строился, скоро привыкните, Роберт. Можете не переживать, они вам ничего не сделают, потому что боятся вас.
— Я бы хотел, чтоб меня меньше боялись, - мрачно сказал Рейнольдс, тяжело посмотрев на Хэнд, — Раз уж не бояться не могут.
— Все в ваших руках, Роберт, — миролюбиво ответила Виктория, — Вам добавить чаю?
Часовой покачал головой и уставился в окно с ожиданием, наблюдая за тем, как на стекле появляются первые капли дождя. Хэнд поставила чайник кипятиться и присоединилась к занятию Роберта. Это был первый дождь за месяц, к всеобщему облегчению: в зданиях все спасались кондиционерами, но на улице было слишком жарко, что становилось тяжело дышать. Наверно, Рейнольдс также успокаивался, просто смотря в окно, и прислушиваясь к шуму капель и ветра. Удивительно, но Виктории всего на пару мгновений показалось, что рядом с ним можно полностью расслабиться и просто общаться, без задней мысли, что он может психануть и уничтожить все вокруг себя.
— И все же, Роберт, поговорите с мистером Озборном, — ненавязчиво сказала она, с теплотой посмотрев на Рейнольдса, — Он очень переживает за вас и за команду. У него сейчас тяжелый период.
— Виктория, - огорченно отозвался Часовой, не поворачиваясь от окна, — Я не виноват, что у него расстроились все планы из-за меня.
— Если я скажу вам один секрет про мистера Озборна, вы пересмотрите свое решение?
Роберт помедлил с ответом, но обернулся, смотря с интересом. Виктория же оперлась ладонями о столешницу около плиты, выпрямившись и серьезно глядя на него в ответ. Конечно, узнай Озборн, что она сплетничает о нем с его подчиненными, он бы ей голову оторвал. Но с Часовым надо идти Ва-банк, потому что он при всей верности и добропорядочности мог упереться рогами и не отступать от своих решений во времена его стабильной психики.
— Хотите обелить его в моих глазах?
— Не знаю, Роберт, вы сами решаете, как к нему относиться. Я просто добавлю вам пару штрихов для полной картины.
— Вы меня интригуете, - признался он с легкой улыбкой, - Рассказывайте.
Хэнд налила кипяток себе в чашку, подойдя обратно к столу.
— Мистер Озборн себя неважно чувствует и совсем не отдыхает. Вы же знаете о том, что он был Зеленым гоблином, - она говорила четко, пронзительно смотря на Рейнольдса, — Постоянный стресс и его запальчивый характер — все эти составляющие ведут к тому, что у него случаются нервные срывы. А где нервный срыв, там и до необдуманных решений рукой подать, особенно если их кто-то нашептал в голове.
Роберт и слегка покачал головой, дрогнув нижней губой. От этого одного разговора зависит будущее. И в случае неудачи поиск новых тропинок к добродетелям Рейнольдса будет сложнейшей задачей. Виктория взяла себя в руки в который раз за вечер.
— Когда вы вдвоем, вы достигаете больших успехов. Теперь я услышала то, что вы злитесь на него и отказываетесь помогать. Роберт, он может оступиться, а вас не будет рядом, — Хэнд села за стол — И тогда все полетит к черту. Ваша верность ему это один из оплотов его уверенности. Я знаю, вам очень неприятно, но каждый из нас ошибается. И герои, и супергерои тоже. Я бы очень хотела, чтоб вы дали ему еще один шанс.
Рейнольдс шумно выдохнул и прокашлялся. Виктория чувствовала, что он сейчас согласиться изменить свое решение, тем не менее, не могла успокоить свое сердцебиение. Ведь она волновалась не меньше.
— Хорошо, Виктория, — сдался он с хрипотцой в голосе, — Я поговорю с мистером Озборном.
— Спасибо, Роберт, — Хэнд улыбнулась и протянула ладонь для рукопожатия.
Часовой осторожно пожал ее и первый убрал руку, чтоб встать и отойти к окну. Хэнд последовала за ним.
— Спасибо вам, что выслушали меня, но мне пора, — он кивнул головой в сторону ночного неба — Пожар в Миннеаполисе.
— Удачи, Роберт. Будет приятно завтра с вами встретиться.
Он кивнул головой и улетел через открытое окно, прямо под проливным дождем. Виктория сделала пару глубоких вдохов и выдохов. За такое надо премию вручать: «Выжила и убедила в перепалке с богом». Жалко, что Озборн не оценит, ему-то точно будет казаться, что Часовой сам решился на разговор. «Так, еще одна чашка и в постель» - подумала она, вытирая стол от крошек.

8 августа


Виктория сидела напротив Озборна и ждала, пока он закончит разговор по телефону. Удивительно, что он согласился поговорить с сыном. Насколько Виктория помнила, Норман постоянно скидывал вызов или ставил на беззвучный.
— Понял. Тогда встретимся в среду, Гарри, — он усмехнулся — У меня полно работы.
Озборн отложил телефон и уставился на Хэнд задумчивым взглядом. Трудно было сказать, какое у него было сегодня настроение. В последнюю неделю это были лишь разные градации раздражения.
— Продолжим, — стал он крутить паркер в руке, наклонившись вперед.
— Наш исследовательский отдел разработал новый вариант транквилизатора для Человека-паука. Прошлый давал побочный эффект, который угнетал силу воли и уверенность. Новый препарат будет держать Человека-паука в тонусе, чтоб он мог без препятствий участвовать в битвах.
— Хм, — Норман постучал паркером по столу, — А какие побочные эффекты будет у этого варианта?
— По прогнозам, типичные для обычных транквилизаторов — сонливость, рассеянность. И это опять же в первые пять дней приема, затем, после привыкания, все вернется к норме. Разве что придется принимать препараты для печени, но Человек-паук и так их принимает в комплексе.
— Звучит безопасно, я дам согласие, — отстраненно проговорил Норман, и у Хэнд закралось чувство, что он слушает её в фоновом режиме. – Что дам дальше, Виктория?
Хэнд посмотрела на свой список на планшете. Что из перечисленного обсудить с Озборном, пока он витает где-то в своих мыслях. Красным подчеркнут пункт с приказом о поставке на производство улучшенных глайдеров. Но Норман до сих пор его не подписал, хотя они с ним обговаривали это неделю назад. Еще до этой истории с бойкотом Часового. Чтоб вернуть внимание босса, Хэнд выбрала третий пункт.
— Президент пригласил Вас на званый ужин 23 числа в субботу.
Виктория протянула конверт, с удовольствием наблюдая за тем, как Норман молниеносно вынырнул из своего меланхоличного настроения.
— Почему вы сразу мне этого не сказали, Виктория? — без укора сказал он, вмиг оживившись и довольно рассматривая элегантное приглашение, — Это очень хорошая новость.
— Поэтому я берегла ее под конец, сэр, - улыбнулась Хэнд, — Правда, вам нужна пара, можно прийти с кем-то из семьи.
— О, моя милая Виктория, не волнуйтесь. Я знаю одну даму, которая не откажется со мной сходить, — Озборн расцвел, глаза его загорелись игривым огоньком, — Мисс Хэнд, не хотите ли посетить со мной званый вечер у Президента?
Виктория, может быть бы и отказалась от этого похода. Правда, вечер субботы она бы провела перед теликом с ведром фисташкового мороженного, смотря в десятый раз «Силквуд» или «Дьявол носит Прада». Конечно, выход в свет тем более с Озборном, это как три недели сверхурочных без выходных, но это лучше, чем похожий один на другой вечер пятницы. И внезапное осознание своего одиночества оглушило Викторию, так что теперь она медлила с ответом.
— Хочу, — Хэнд кивнула головой, — Дресс-код…
— Для мужчин черный костюм, для женщин — коктейльное платье, — зачитал Норман и поинтересовался – У вас же есть подходящее платье?
Виктория опешила. «Платье? О боже, он собирается предложить купить платье? Может, еще и выходной мне даст 23-го, чтоб я свежо выглядела?».
— Я подберу, еще целых две недели до раута, — сухо ответила она.
— Отлично, — Норман расплылся в самодовольной улыбке и отклонился на спинку кресла.
Хэнд выждала полминуты, давая Норману нарисовать в голове себе свой триумф и сделки с правительством 23-го числа, чтоб Озборн был благодушно настроен, а затем ненавязчиво напомнила.
— Сэр, вы могли бы подписать приказ об усовершенствовании глайдеров?
— А? — отозвался Норман со своих фантазий — Тот приказ? Господи, Виктория, всё так хорошо начиналось!
Он тут же напрягся, став раздражительным. Хэнд до сих пор не могла понять, почему именно этот приказ так выводил Нормана из себя, что он постоянно оттягивал подпись.
— Я не хочу поднимать эту тему. Я уже говорил, что чертежи ужасные, — вещал он, морщась, — Пока инженеры не исправят, я не дам отмашку созданию этой фигни.
— Мистер Озборн, — Виктория смотрела на Нормана осуждающим взглядом — Сэр, я семь раз приносила вам переделанные чертежи. Вы неделю назад сказали, что эти глайдеры — «идеальны, я хочу видеть агентов М.О.Л.О.Т.а на них на следующей неделе». Вам же они понравились, вы же согласились!
— Виктория, вы смеетесь надо мной?! — заартачился Норман, поведя плечами, — Мне кажется, что мы перестаем понимать друг друга в вопросах вооружения.
Хэнд сдержала свое искреннее желание закатить глаза и сильно сжала зубы, чтоб не дать себе высказать своему начальнику, что она думает о самодурах. Озборн временами был просто невыносим. «Спокойно, это всего лишь неделя без Часового. Роберт обещал с ним поговорить. Не может же он не сдержать свое обещание?».
— Хорошо, сэр, — она постаралась спокойно говорить, достав из-под планшета сложенную копию последних утвержденных чертежей и разложив на столе, — Давайте в восьмой раз обсудим, как именно нужно улучшить чертежи, чтоб эти глайдеры наконец-то поднялись в воздух.
— Мисс Хэнд, если вы забыли…
Норман сначала начал тираду о том, как нужно общаться с начальством, а потом стал нещадно перечеркивать паркером проводку в крыльях глайдера, обводить кружками области в основе и подписывать их техническими сокращениями. Виктория даже не пыталась запомнить, что говорил Озборн. Какая разница, если её будет ждать «Чертеж: Версия 9». Только возвращение Часового могло спасти всех сразу: Мстителей и Викторию. «Где же ты, Роберт? Прилети уже быстрее, черт возьми!». Вдруг она услышала звенящий стук. Она посмотрела в окно и не поверила своим глазам — напротив окна парил Часовой. Роберт вопросительно смотрел и указывал пальцем на Нормана, молча показывая, что прилетел на разговор. Виктория активно закивала головой — нужно схватить удачу за хвост!
— …я уже говорил, что эту дуру отсюда убрать надо! Это облегчит корпус…
— Мистер Озборн, сэр…
— Виктория, мы вообще-то тут чертеж разбираем, по вашей инициативе, — возмутился Озборн.
— Сэр, кажется, к вам долгожданный посетитель, — сообщила Хэнд с доброй улыбкой.
Норман заморгал и посмотрел на нее с неверием, но потом обернулся на кресле и просто застыл. Суровый Роберт за окном смотрел на Озборна пронзительным взглядом, пока ветер развевал его волосы и плащ. Этот момент был настолько идеален, что тянул на то, чтоб быть нарисованным на холсте, или же просто запечатлен фотографией. Назвать сей шедевр можно было бы — «Надежда на спасение». По крайней мере, так предполагала Виктория, быстро шурша бумагами на столе отвлекшегося Озборна в поиске нужного приказа с глайдером. Вот он, этот момент, что бы наконец закрыть этот круговорот идиотизма.
— Виктория, вы не могли бы… — начал было Озборн.
— Да, сэр, я уйду, только подпишите приказ, — серьезно сказала она, протянув бумаги.
Норман без единого вопроса забрал приказ и поставил размашистую подпись, окинув Викторию взглядом: «Иди уже отсюда, не мешай». Хэнд с облегчением забрала все свои бумаги и поспешила на выход, победно улыбаясь. Никогда еще она не была рада тому, как сложились обстоятельства. «Да я везунчик!» - думал она, идя в свой кабинет — «Теперь Норман подобреет».

11 августа


— Кто вчера смотрел Опру? — Человек-паук плюхнулся на стул рядом с голодно пялящимся на Соколиного глаза Дакеном.
— Гарган, твое говно из телика никому не интересно, — буркнул закинувший ноги на стол Лестер, — Хуже тебя только гундеж Озборна.
— Че сразу говно? — обиделся Гарган — Опра классная!
— Ага, ты это заливаешь каждый раз, — фыркнул Соколиный глаз, ковыряя наконечником стрелы свою перчатку, — А потом рассказываешь какой-то шлак.
Виктория приложила руку к виску, посмотрев в свой экземпляр повестки дня. За столом не хватало только Часового и Озборна, остальные были в сборе. «Надеюсь, все прошло успешно» — думала Хэнд, кося взглядом на конец стола, где было место Роберта. На соседнем месте Арес рассматривал свои бицепсы, а Мисс Марвел была поглощена перепиской по телефону.
— Охлади траханье, Лестер, — с издевкой вступился Дакен и навалился на плече Гаргана — Паучок, может, завтра в эфире у Опры будет, и покажет на кукле, где ты его трогал.
— Захлопнись, — огрызнулся Лестер.
— Стесняшка, — съехидничал Акихиро, отлипнув от возмущенного Гаргана.
Виктория посмотрела на часы: собрание должно было начаться пять минут назад. Открылась дверь и в зал зашел Озборн с парой агентов М.О.Л.О.Т.а. Лестер нехотя скинул ноги со стола и хлопнул Карлу по плечу, чтоб та убрала телефон и подняла голову. Норман окинул взглядом всех Мстителей и поджал губы. «Роберт не помирился с ним?». Хэнд внутренне приготовилась к тому, что Озборн будет выедать мозг не ложечкой, а целым черпаком.
— Доброе утро, — выдал он для начала, усаживаясь на свое место во главе стола.
«Сел, значит, не будет шоу, как в то воскресенье» — Виктория внимательно смотрела на босса. Норман посмотрел на повестку дня и отложил бумагу в сторону, чтоб сложить руки в замок.
— Сегодня, мои дорогие Мстители, мы поговорим о ваших достижениях. Я бы хотел услышать, сколько добрых дел вы сделали для наших сограждан за прошлую неделю, — он криво улыбнулся — Приблизительно, скольких спасли, скольким помогли. Не считая наших групповых миссий.
Все переглянулись между собой, а Гарган, сидящий ближе всего к Норману, даже вспотел в своем через симбионта. Арес нахмурился и буравил окно взглядом, Карла одними губами произнесла: «мудак», Дакен вытащил дайм и вертел его между пальцев. Лестер скрестил руки на груди, пялясь в потолок, делая вид, что занимается подсчетами.
— Тысяча людей спасено, — все обернулись на голос подходящего к своему месту Часового — Пятьсот сорок сказали «спасибо» за помощь, — он придержал плащ, усаживаясь, чтоб не помять его — И многие были благодарны. Правда, это по всему миру.
Дакен присвистнул и стал хлопать в ладони, к нему присоединились и остальные. Норман поправил галстук, глазея на Часового так, что Виктории стало неуютно. Как будто она наблюдала за запретным таинством. Роберт, напротив, спокойно смотрел на Нормана.
— Отлично, Боб, отлично, — Норман явно сдерживал себя в руках, чтоб не подойти к нему, — Часовой спас Мстителей в который раз. Блестящий результат! С возвращением!
Дакен прикрыл рот рукой, и Виктория дала бы зуб на отсечение — он скрывал свою понимающую улыбку. Карла одной рукой под столом набрала что-то на телефоне и показала Лестеру, на что тот кашлянул, давя смешок. Гарган активней всех выглядывал на Часового. Арес с силой хлопнул Роберта по плечу.
— Так вот где ты все это время пропадал, золотой воин! — громогласно рассмеялся он, пока Роберт ему весело улыбался, — Все без тебя обезумели!
«Вообще-то тут все с самого начала двинутые» — подумала Виктория, поправив листок на столе.
— Не ожидал, — признался Роберт, положив руку поверх предплечья Ареса.
— После твоего коронного выхода с Молекулярным, мы поняли, насколько соскучились по тебе, — елейно примазалась Карла.
— Красавец, — Гарган показал большой палец.
— Только почаще прилетай, Часовой, а то все веселье пропустишь, — сверкнул улыбкой Лестер.
— Нуу, — Роберт посмотрел на коллег с искренней благодарностью — Я думаю, что теперь буду за вами приглядывать.
— Большой брат следит за нами? — опять съехидничал Дакен.
— Боже, нет, — Рейнольдс рассмеялся, — Ну разве что капельку, чтоб вы были живы-здоровы.
Норман расслабленно наблюдал за разговором, не встревая, и когда Роберт уступил ему внимание на собрании, то стал допытываться у остальных ответа на свой вопрос. Конечно, зрелище было печальное: у Мстителей не наскреблось и половины достижения Часового, даже при сложении всех результатов. Озборн явно под настроением общей радости от «возвращения блудного сына» не рассыпал оскорбления и унижения, а только кратко намекнул, что негоже Мстителям бездельничать. Дальше они обсуждали насущные проблемы: патрулирование города, слежка за незарегестрированными «героями», разборки с мутантами. Виктория была уверена на сто процентов, что теплый прием Мстителей был лишь исключением из правил: никто не хотел терпеть одержимого Озборна. Она иногда смотрела на Роберта, внимательно слушающего Нормана. «Ты сделал нам всем огромное одолжение. Но только, прошу, больше не ссорься с Озборном!». Часовой, словно читал мысли, встретился с ней взглядами и украдкой подмигнул с солнечной улыбкой. Виктория улыбнулась в ответ. «За это и стоит любить свою работу!».

Все то же 8 августа


— Боб, я очень рад, что мы встретились, — довольно улыбнулся Норман, когда открыл для Рейнольдса путь в свой кабинет.
— Я надеюсь, камеры выключены? — резко спросил он, не давая Озборну поблажки.
— Да, конечно, Боб, я с тобой всегда приватно общаюсь, ты же знаешь.
У Роберта аж зубы сводило от того, как ему хотелось заехать Озборну по роже. Как же противно было смотреть на его губы, которыми он нагло врал. И как только можно было наивно довериться, как можно было соблазниться на его обманчивый вид успешного холостяка? Рейнольдс чувствовал себя последним идиотом. Изменить жене со своим другом, который вдобавок еще и твой начальник. «Но секс был отличным» — прошипел Мрак в голове, и Бобу было сложно не согласиться с этим. Он прошелся вперед и предпочел стоять напротив стола, чтоб показать, что не намерен здесь долго оставаться. Норман тоже не присел, а остановился с краю стола, заинтересованно рассматривая Роберта.
— Мистер Озборн, — Боб выбрал холодный официальный тон, — Давайте напрямую. Я хочу знать, почему вы мне врали?
Норман усмехнулся, сверкнув зубами, и положил руки в карманы брюк.
— Врал? Роберт, я не говорил тебе, что я занят.
— Вы врали, —Рейнольдс старался не поднимать голос — Недоговорки, это тоже вранье.
— Роберт, — Норман успокаивающе повел рукой в воздухе, — Я не рассказывал тебе о Лили только потому, что знал, что ты начнешь судить сгоряча.
«Брехло! Одно чертово вранье! Как ты можешь смотреть мне в глаза и продолжать мне лгать?! Еще и выкручиваться, делая меня виноватым?!». Роберт чувствовал, как энергия света бурлит в нем, стремясь вырваться в мощную ауру. «Больше драмы, Бобби, я сейчас попкорн притащу: без него на мыло смотреть невозможно».
— Неужели?! — вспылил Рейнольдс, прищурившись — Скажите, Мистер Озборн, как еще можно рассудить поцелуй взасос от беременной женщины?
— Мой мальчик…
— Я Вам не «мой мальчик»! - прорычал Роберт.
— Ладно, — Озборн примирительно поднял руки в сдающемся жесте, — Роберт, пойми, что наша жизнь не черно-белая, это же касается и любви. Так уж вышло, что Лили любит меня сильнее, чем я — её.
Рейнольдс ошеломленно уставился на Озборна. «Обана! Норми играет за две команды, и врет всем. Боб, слушай, это не так уж обидно, когда не тебе одному лапшу на уши вешали».
— Я знаю, ты очень ревнив, но я не могу её бросить, Боб, – Норман покачал головой, говоря с сожалением — Она — мать моего будущего сына, но я никогда не испытывал к ней большого, светлого чувства, как ты к Линде.
Боб сглотнул, чувствуя подвох в словах. Покалывание в груди и ощущение опасности говорили о том, что сейчас будет очень больно.
— Поэтому я пошел искать чувство на стороне, как ты пошел искать ласки, — Норман смотрел участливо, но Роберту, будто на душу положили еще один камень, — Так что я не вижу ничего зазорного в том, чтоб встречаться с кем-то, кроме своей женщины. Я обеспечиваю Лили, дарю ей свое внимание.
Рейнольдс отвернулся, шумно дыша. «Виноват, Бобби, ты виноват. С самого начала, когда стал заигрывать в ответ. Ты же знал, что женат, но хотел расслабиться. Ведь Норман мужчина в твоем вкусе. Старше, опытнее, всегда знает, что тебе нужно. С ним можно пострадать лишний раз, зато всю ответственность кинуть на него за милую душу – это же он соблазнил, он же склонил! Ты таким давал себя лапать в колледже, и у тебя крепко стоял». Боб даже перестал считать, сколько раз Мрак и он сам корил себя за свою слабость. Только если до разговора ему больше казалось, что именно Норман виноват, ведь он же изменил, то теперь Роберт тонул в пучине собственной вины и ненависти к себе. Ведь каждый раз, когда он расслаблялся, страдала Линди, или друзья супергерои, или обычные люди.
— Как видишь, Боб, мы не идеальны, как бы не старались быть совершенством, — Норман неожиданно оказался близко, так что Роберт почувствовал его теплую руку на своем плече, - Но ты не думай, что перестал быть героем. Ты такой же добрый и сострадательный, и спешишь всем на помощь.
Роберт закрыл глаза, продолжая натужно дышать. Господи, как хотелось улететь от всех проблем, стереть всем память, или уничтожить ее так, чтоб можно было жить заново. «Какой может быть любовь к жене, если ты ей изменил так быстро, что даже не пришлось уговаривать?» Ведь Кристалл на Луне он отказал, но Норман… Норман был другим, он умел убеждать. Он будто пробрался под кожу, и пропитывал все мысли собой. Мужчины с харизмой всегда восхищали Рейнольдса, он испытывал к ним щемящий сердце внутренний трепет. Роберт понимал, что никогда не сможет быть таким же обворожительным и презентабельным, потому что не владел такими качествами в силу своего заурядного характера. «Это не оправдание измене!» — «Нет, это достойная причина, чтоб изменить. Признай, Роберт, тебя искусно покорили. Да и Линда зажималась со своим тренером. Счет сравнялся». «Он конченный мудак, слышишь? Типа позволяешь любить себя другим, а сам разбиваешь им сердце!» — «Его баба не знает о вашем перепихоне, Линда тоже не знает. Меньше знают - лучше спят».
— Мистер Озборн, нет! — Роберт вырвался из своих мыслей и отошел от Нормана, как только тот ласково погладил его по щеке, вызвав мурашки по коже, — Вранье на счет измены это одно, но есть и другое. Я сомневаюсь в том, что Мстители теперь герои.
Озборн удивился и от приподнятых бровей морщины на его лбу стали резче.
— Боб, в чем же именно ты сомневаешься?
— В том, что мы поступали правильно с самого начала. Когда я спасаю людей каждый день, у меня нет времени остановиться и подумать обо всем, что происходит. Особенно, когда у меня сложный период, — Роберт скрестил руки на груди, чтоб придать себе уверенности, — Зачем Вы сказали мне не сдерживаться с той волшебницей?
— Боб, ты сам помнишь, что потом случилось, — Озборн стал жестикулировать руками, — Она была серьезным противником. И только с помощью Докора Дума мы смогли ее победить. Ты же не маленький и понимаешь, что есть такие личности, с которыми кроме как убийством по-другому нельзя.
Боб осуждающе посмотрел на Нормана.
— Герои не убивают.
— Да, Боб, но знаешь, я читал записи Тони Старка о Коллективе и Геноше, — Озборн говорил не спеша, прямо смотря в глаза, уверяя в своей правоте, — Ты кинул его на Солнце. Видишь, тогда был тот же случай: по-другому было никак.
— Если честно, я и тогда сомневался, что поступаю правильно.
— Но ты убил его, потому что Старк тебе приказал.
— Тони — хороший человек, и настоящий герой — уперся Роберт, чувствуя, что скользит по краю.
— Оооо, — Норман скрипуче рассмеялся, — Значит, меня ты считаешь злобным злодеем из-за моего прошлого?
— Нет, я такого не говорил, - спохватился Рейнольдс, — Вы другой, Мистер Озборн.
— И какой же?
Роберт опустил взгляд, чтоб подумать над ответом и не смотреть в эти гипнотизирующие голубые глаза. «Скажи, что он папочка твоей мечты. Не прогадаешь» — хохотал Мрак, на что Роберт натужно выдохнул.
— Волевой и решительный.
Норман самодовольно улыбнулся. «Что-то оригинальнее не мог придумать?»
— Спасибо, Боб, ты настоящий друг. Ели ты не против, продолжим о Тони Старке.
Роберт не стал перечить. Озборн любил много говорить, и Рейнольдсу нравилось его слушать, а потом говорить свое мнение.
— Он сделал ряд огромных ошибок, Боб. — Норман серьезно смотрел в ответ и терпеливо объяснял, — Его решение, вместе, кстати, твоими друзьями Черным Громом, Ридом Ричардсом и Доктором Стренджем, на счет другого твоего друга — Брюса Беннера, или же Халка, уничтожило сердце Нью Йорка. Вспомни, сколько смертей и разрушений принес Халк, ища мести за свою боль.
— Халк был опасен для Земли, — парировал Роберт не без внутреннего сожаления, — Им пришлось его выгнать.
— Да, Роберт, но если без прикрас, — Озборн задрал подбородок — Ты тоже опасен для Земли. Следующим, кого бы они выслали отсюда, был бы ты.
Рейнольдс услышал уханье сердца и звон в своих ушах. Норман, как будто старался побольнее ударить. «Да врежь ему уже!»
— Я опасен только из-за Мрака! — повысил голос Роберт, буравя взглядом Нормана, — Но я могу держать его под контролем большую часть времени.
— Я всего лишь объясняю их позицию, Боб, — он сделал пару шагов навстречу и Рейнольдс незаметно для себя, засветился, - Конечно же, я так не думаю. Мрака нет, помнишь?
Боб не знал, что и сказать. Он истово верил в то, что Мрака нет, но и крохи воспоминаний перед тем, как он отключался, и перепалки с голосом внутреннего зла в голове разубеждали его в этом. Помолчав какое-то время, он все же продолжил разговор.
— Вы говорили, что никто не идеален. Да, Тони мог ошибаться, и Стрендж тоже мог, — он сглотнул, вспомнив, как Доктор магически заточил его разум, заставляя верить, что он обычный пациент психиатрической лечебницы, — Черному Грому не так просто, он же нелюдь, у них очень натянутые отношения с нами. Риду тоже можно доверять в решениях, ведь Фантастическая четверка не раз спасала мир.
Норман покачал головой, подойдя ближе, чтоб стоять рядом Рейнольдсом.
— Да, Боб, но от их ошибок страдают тысячи, если не миллионы людей, понимаешь? — он положил руку на стол, будто блокируя выход.
— От моих тоже погибают люди, — настаивал Роберт — И не только они: повстанцы из Атлантиды, я же…
Похоже, нервы были слишком на пределе, так что у Роберта перед глазами появились звезды. Или дело было в другом? Когда он копался в своих спутанных воспоминаниях и касался важных, которые принадлежали Мраку, то всегда наступала слабость. Рейнольдс помнил холодный океан, в пучины которого он нырнул, помнил странную тишину, и привкус соли и крови. В глазах стало темнеть, и встревоженный голос Нормана о самочувствии Роберт слышал сквозь вату. Пара шлепков по щекам привели его в чувства, не давая упасть в темноту.
— Нормально? — деловито спросил Озборн, придерживая за плечи и всматриваясь в побледневшее лицо Рейнольдса.
— Да, все в порядке. — Роберт протер глаза, чтоб лучше видеть все вокруг себя, — Мы с вами не договорили.
— Лучше присядь, мне так будет спокойнее, — указал Норман на свое кресло, — Сейчас выпьешь воды, разговор никуда не убежит.
Роберт чувствовал себя неловко, но послушался. «Это же надо было показать свою слабость в ответственный момент!». Он пропустил момент, когда секретарша Озборна принесла ему воды, и отупело смотрел стакан впереди себя. «Герой мечты! Падает в обморок от нервов» — «Заткнись!». Озборн снял пиджак и небрежно положил его на спинку стула напротив.
— Сейчас такая жара с духотой, что это обычное дело, — успокаивал Озборн, садясь за стол, — Как твой сон? Ты хоть отдохнул за эту неделю?
Роберт залпом осушил стакан. Стало действительно легче, и теперь с промоченным горлом проще разговаривать о насущных проблемах.
— Я пытался заснуть позавчера, у меня не очень получилось. А если я засыпаю, то потом хожу вареный, — вздохнул Роберт, смотря на Нормана, — Я просто лежал в кровати, и ходил с Норми гулять.
— Меня каждый раз умиляет, что мы с твоим псом тезки, — хмыкнул Озборн, беззлобно усмехаясь.
— Да, один Норман появился в моей жизни намного раньше, чем ты, — улыбнулся Роберт с теплотой, подумав о любимом корги, и потом спохватился, поняв, что перешел на «ты», — Чем вы.
Озборн качнул головой с довольной усмешкой. Рейнольдс погладил стакан, думая, как вернуть общение к нужной теме.
— Как мне вернуть твое доверие, Роберт?
— Я не знаю, — Рейнольдс пожал плечами, — Вы меня обманули. Это уже говорит о том, что как друг, вы не очень.
— Роберт, я собирался тебе сказать, просто не было подходящего момента для этого, - он задумчиво провел пальцами по столу, — Когда я хотел это сделать, ты не давал мне договорить, а тянул в постель. Знаешь, ты был очень убедителен в своих, — Норман поиграл бровями — поцелуях.
Роберт, как всегда, стушевался, когда его клеили, а он сам не был к этому готов. Да и боевой настрой заметно ослабел, и Рейнольдсу больше хотелось побыть одному, чтоб обдумать все услышанное за сегодня и понять, будет он с этим мириться или нет. Кое-что он знал точно — Нормана от себя надо отстранить, если не навсегда, так на время.
— Роберт, я сделаю все возможное, чтоб завоевать твою веру в меня, - заверил его Озборн.
— Всё?











@темы: шизобойфренды, фанфики, фандомная битва, Роберто, Норман, Мрак

URL
Комментарии
2017-05-19 в 17:35 

Менестрель с морозником
если б я был султан - я б имел всех жен
Рейнольдс понял, что пора брать быка за рога.
— Конечно.
— Раз так, давайте как раньше, мы с вами будем работать вместе, но вы мне должны объяснять для чего нужно каждое мое задание, — предложил Роберт — Только будете мне рассказывать все, ничего не скрывая. Я хочу все знать. Как это повлияет на ситуацию, что будет, если я не сделаю этого, что будет, если я сделаю это. Кто пострадает, а кто выиграет в этой ситуации.
Озборн приподнял бровь, оценивающе глядя на Роберта, его улыбка постепенно меркла.
— Боб, так не всегда получится. Например, когда срочное задание, или когда на нас нападают, - он едва заметно прикусил губу.
— Не волнуйтесь, тогда я сам разберусь, что и как.
Роберт поднялся вместе с Норманом. Он был напряжен, и Рейнольдс это чувствовал, но не подавал виду. Иногда на руку иметь впечатление доверчивого и простого парня.
— Вы согласны?
— Да, Боб.
Озборн подошел настолько близко, что Роберт понял — он сейчас захочет погладить по щеке и притянуть к себе для поцелуя. Это противно с точки зрения морали, но Рейнольдс хотелось этого. Однако сейчас нужно было пересилить свою слабость. Он сам коснулся подбородка Нормана и слегка поднял его, наблюдая за тем, как возгорается плотский интерес в его глазах.
— Мистер Озборн, сэр, — Роберт знал, что сделает неприятно, но по-другому с ним было нельзя, — Забудьте о том, чтоб спать со мной.
Озборн прищурился и в его глазах читалось: «Ты играешься со мной, Боб?». Роберт был уверен, что просто красиво отказал. Конечно, это не значит, что он сам не будет думать об их горячем сексе со смешанными чувствами сожаления, вины и возбуждения.
— Вот так сразу наступление по всем фронтам? — мрачно спросил Норман.
— Доверие трудно заработать, — отнял Боб руку и пошел на выход, оглянувшись напоследок, — До встречи, сэр.
Озборн с надеждой смотрел ему вслед, таким его Роберт его уже видел: когда от злости улетел в космос, чтоб уничтожить несколько метеоритов в поясе Койпера. «Ему могло быть хуже» — «Да, например, его беременную девку нашли мертвой». — «Я не убийца» - «Хахаля Линды так и не нашли» — «Это сделал ты» — «Какая разница?». Рейнольдс развернулся и ушел к себе домой, не видя ничего вокруг себя. Начинался новый виток жизни, и теперь Роберт постарается не ошибиться.

URL
     

Пруд Сокровищ

главная